...Готический стиль победит как школа, как способность торчать, избежав укола (И.Бродский)
Ветер гонит по волнам бриг, что тут скажешь, когда под небом
как из сказок и детских книг, наплевав на остатки снега,
Дверь встаёт пред твоим лицом, затерявшись среди таких же?
Убегай, не ходи, постой - вдруг за нею ты что услышишь...
Встречный ветер - такая штука, можешь спорить, а можешь - нет.
Ты сжимай посильнее руку, мир твой целых 17 лет.

Мельников живой, смешной и весёлый, Мельников похож на моряка из рассказов Жюль Верна: тех самых моряков с лицами,обитыми всеми ветрами, открытым морем в солнечных глазах и пахнущих солью и, кажется ромом. С Мельникова положено начинать все путешествия. Особенно в Городе.
Кажется, если его попросить, он покажет правильную дверь.
Если, конечно, не будет Встречного Ветра.

Про Встречный ветер - это история отдельная. Уверена, что история эта не хуже сказки о Восточном ветре, и из-за этого на Мельникова смотришь, придавая его чертам особый потаённый смысл. Так уже веков десять глядят на фокусников и сказочников.
Самое лучшее пожелание удачи.

Он смеётся в мои глаза, говорит: "Посмотри, ну что ты".
Он играет со мной, поёт, не даёт без проблем работать,
я теряюсь: передо мной двери, да не одни, а сотни. "Посмотри.
Посмотри.
С тобой
я навек
и на всё сегодня.

Мой Вершитель втянул меня в очередную авантюры из той серии, без которых жизнь лишается всякого смысла. Из тех авантюр, которые, собственно, эту жизнь и составляют, потому что ну не вымытую посуду же вспоминать на старости бессмертия!
Поиски Площади Карронад. Поиски выдуманной настоящей площади. Поиск Площади Потерянного Детства тех несчастных, которые так и не побывали у моря.

Мы, спокойно, но горячо, что-то важное в сердце прячем.
Мы подставим своё плечо, не узнав, что могло б - иначе.
Расстоянье приняв на глаз, про себя мы тихонько взвоем:
Господи, посмотри на нас: мы же вправду живём у моря.

Вывалиться из автобуса, где все уже косились, как на сбежавших из Приюта Безумных. Снять самое бессмысленное видео, потому что всё счастливое - бессмысленно. Видеть елку под солнцем, ярмарку (Из лоскутков, из тряпочек) с фоном из белых колонн и играющего между ними в прятки моря, смеяться отчего-то и забывать про то, что на ногах-каблуки - ветер в голове отлично помогает - , а ещё бухтеть на ухо своему несчастному Вершителю, который, бедняга, не понимает, что если сейчас засмеюсь - разорвёт, разнесёт на цветные лоскутки и тряпочки так, что не соберешь и в институт ни за какие "контики" не отправишь, плавали, знаем, ветром с лоскутками точно быть лучше, но черта с два ты это объяснишь, когда внутрииии...
Как там у Фрая? "Господи, как хорошо".

Треугольник. Стена. И грязь (лучше золота тропок Лейна).
Эта сказка была про нас... Про таких же, как мы, наверно,
Потому что - ну как же так - пёс охранник, листок, деревья...
как у Уэлльса и тут и там, как в бреду зеленеют двери.

Площадь мы всё-таки нашли. Знаете, по ощущению - как найти проход в Ехо, и сразу - в кофейню, а то проснёшься, а камру так и не попробовал, дурак. Как в шкафу после 10-ой попытки отыскать Нарнию, а тут и шуба рядом, ой, рукав моль съела. Как глаза открыть в Хогвартс-экспрессе и подумать: "Ну наконец-то эти пугающие глюки кончились, надо переодеваться". А делов-то - пройти от рынка до гаупвахты (нас всё-таки не застрелили, сэр Вершитель, всё-таки везучие мы, а! Это всё наш Genius loci Черный Пёс). Явно не Голгофа.
А в кустах лежал Шолохов. как по мне - так и надо гадать, а не глупые вытягивания с полки соответствующей литературы. Что в кустах нашёл - то и про тебя, Вселенная, если надо, до тебя и так достучиться.

А потом осознать себя всамоделишним сэром Шурфом:
Книгу палкой поворошить, пропитаться страничным духом.
А потом, волоча домой за свихнувшимся сердцем тушу
Осознать: "Не продам камней ни дорог, ни воды, ни суши".

А потом мы шли на остановку, и никогда я так ещё не шла. И дверей зелёных у нас поровну: просто Вселенная такая умная, что Вершителю дала 17 в честь 17-го февраля, а мне 19 - на память о 19-ом июня. А ещё мы могли бы попасть в любой из миров, который просто дразнил нас бесконечными дверями (, обратитесь к списку сэра Вершителя, незабвенные!), но Господи, куда же нам отсюда? Особенно сегодня, особенно сейчас, особенно всегда.

Расстеряться, раздать долги, разбазарить последний полдень.
Оглянуться в последний раз, что ещё изукрасил Оден*?
Посчитать на своём пути все попавшие на глаз двери.
И прийти в Карронадный мир - ты же в эту реальность веришь?

Коричневый бросок – и мир-кофейня, где каждый - уже семья.
Фиолетовый Бросок - и ты в одиноком, но абсолютно прекрасном мире.
Красный бросок – и наконец-то всё на своих местах, потому что ты уже бежишь куда-то (и не потому что у тебя долги по лёгкой атлетике) и всех спасаешь.
Небесно-голубой бросок – и ты летишь, как этот чёртов мяч.
Я сдала.
А разноцветные мячи кружатся над корзиной и звенят, как поющие звёзды, пока непривычно улыбающаяся - и явно заколдованная (пусть лучше не расколдовывается) - преподавательница хвалит меня за то, что с девятого раза я штрафные всё-таки добила.
На выходе меня ждал только один закат. Их у нас нынче в связи со сложной политической ситуацией выдают только по одному чуду на брата, зато такие, что, пожалуй, можно заколдоваться тоже, благо дурной пример заразителен.

Разлетаясь на сотню туч ярко-синих, вишнёвых, -сотни!
Понимает, что вот и всё, что успел он создать сегодня:
Ветер в солнечных проводах, и дверей травянная россыпь,
Путь тернистый, чтоб по нему пробираться к нему наощупь,
Город мажет закатом свод, усмехаясь весёлым мыслям.
Вот и всё.
Этот странный день
Мы на счёт этих двух зачислим.

__________________________________________________________________________
читать дальше

@темы: получилось, коллекция взглядов, Фрай, поэзия